Оазис благополучия на Диком Востоке. Преступность в Харькове и Украине

Стаття у STATUS QUO 07.04.2010. Оригінал статті за посиланням.

Большинство из нас почти не думают о преступности до тех пор, пока сами не становятся жертвами преступлений. Однако есть люди, для которых изучать преступность – это работа. Виды и проявления преступности, факторы, которые влияют на количество совершенных преступлений, – все это объекты научного интереса криминолога. Чтобы узнать о том, какие именно преступления чаще всего совершаются в Украине и в нашем регионе, сколько их было совершено в прошлом году и кто такой типичный украинский преступник, далеко ходить не надо, ведь в Харькове уже 15 лет существует Институт изучения проблем преступности Академии правовых наук Украины.

Ученый секретарь института, автор нескольких монографий (в частности, “Криминальная характеристика и предупреждение разбоев, соединенных с проникновением в жилище”, “Рецидивная преступность в Украине: социально-правовые и криминологические проблемы”), кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Владислава Батыргареева любезно согласилась ответить на вопросы “SQ” о преступности в Харькове и Украине.

– Владислава Станиславовна, по данным статистики, с 2001 по 2008 гг. преступность в Украине снизилась на 23%, а в 2009 г. наблюдался некоторый ее рост. Почему преступность снижалась и почему вновь возросла?

– На этот вопрос надо дать комплексный ответ. Снижение либо подъем уровня преступности не зависят от одного какого-либо фактора. Еще на рубеже XIX-XX столетий криминологами подсчитано, что на уровень преступности прямо либо опосредствованно влияют порядка 250 различных факторов в обществе. Однако лишь 20 из них имеют чрезвычайно мощный криминогенный потенциал. Среди них, в частности, неблагоприятная социально-экономическая ситуация в стране, нездоровый морально-психологический климат в обществе, нестабильность в политической сфере, низкое правовое сознание граждан, специфика тех либо иных регионов государства.

Что касается сегодняшнего всплеска преступности, то мы живем во времена перемен, и это, безусловно, отражается на окружающей обстановке. За прошедший год я бы выделила несколько факторов, которые повлияли на уровень преступности. Во-первых, это рост безработицы в Украине и падение уровня жизни населения вследствие экономического кризиса, происходящего в последнее время. Так,     американскими учеными доказано, и отечественная практика подтверждает, что 1% безработицы способствует росту преступности на 5%. Во-вторых, законодательство в области борьбы с преступностью отличается непоследовательностью и нестабильностью. Так, в 2009 г. ярким примером непродуманности законодательного подхода к борьбе с преступными проявлениями стало введение законодательной новеллы, которой был установлен нижний предел уголовно наказуемой кражи. Если раньше уголовная ответственность наступала при краже на сумму 907 грн. 50 коп., что составляло три необлагаемых налогом минимальных дохода граждан, то сегодня, в соответствие с Кодексом Украины об административных правонарушениях, мелкой считается кража на сумму, не превышающую 0,2 необлагаемых налогом минимальных дохода (это приблизительно 60 грн.). Таким образом, уголовно наказуемой является кража на сумму свыше 60 грн. По воле законодателя произошло снижение порога криминализации в 15 раз, что автоматически привело к ощутимому увеличению как уровня всей преступности в стране за счет роста количества краж, так и к увеличению их удельного веса в структуре преступности.

Именно кражи дали львиную долю роста преступных появлений за прошедший год. По сравнению с 2008 г. количество зафиксированных преступлений в 2009 г. выросло более чем на 13%. В одной лишь Харьковской области зарегистрировано увеличение числа краж почти на 56%, а так называемых квартирных краж на 52%. Вместе с тем подобный подход законодателя в определенной мере привел к искажению действительной картины преступности относительно иных преступлений. Например, за счет роста количества краж якобы происходит снижение числа таких тяжких преступлений, как убийство, причинение тяжких телесных повреждений, изнасилование. Такая картина уголовно-правовой статистики создает иллюзию достижения “значительных успехов” в борьбе с наиболее опасными видами преступлений. Но на самом деле непродуманное решение законодателя порождает целый ряд новых проблем – необходимость изыскания новых источников на соответствующее ресурсное и кадровое обеспечение деятельности по сдерживанию вала преступности; массовое сокрытие фактов краж от регистрации с целью избежать перегрузки правоохранительных органов; трудности в решении проблем, связанных с социальной адаптацией лиц, освобожденных из мест лишения свободы, поскольку многие из них осуждались за совершение именно корыстных преступлений, а значит, в нынешних социально-экономических условиях будет ускоряться процесс их “возвращения” обратно в учреждения исполнения наказаний – колонии и, соответственно, рост уровня рецидивной преступности.

Еще один фактор роста преступности, давно замеченный криминологами, – это фактор политический. Не секрет, что, когда меняется политический курс, меняется власть, фиксируется определенный рост преступности, поскольку именно в этот период власть стремится к полноте регистрации преступлений. Это делается, с одной стороны, для того, чтобы показать недоработки предыдущей власти, а с другой стороны, для того, чтобы “заслужить” авансом кредит доверия у народа.

– Каковы Ваши прогнозы на будущее?

– Я считаю, что в течение 2010 г., в частности, за счет наведения определенного порядка в регистрации преступлений будет наблюдаться рост преступности. Но вместе с тем в стране есть все предпосылки (политическая воля новой власти, профессиональные кадры, научное сопровождение деятельности по борьбе с преступностью), чтобы обуздать рост преступности. К тому же, надеемся, что-то будет сделано и в социальной сфере для того, чтобы стабилизировать неблагоприятную социально-экономическую обстановку в стране. Со временем наступит и стабилизация уровня преступности.

– По данным статистики, только четверть заявлений граждан о преступлениях в Украине милиция регистрирует как преступления. Как Вы оцениваете такое положение вещей?

– Естественно, эта ситуация никуда не годится. По данным 2008 г., количество обращений граждан в правоохранительные органы по поводу фактов совершения в отношении них преступлений в семь раз превышала число зарегистрированных преступлений. Для примера могу сказать, что развитые зарубежные страны всегда отличались высоким уровнем зарегистрированной преступности, что является показателем отличной регистрационной дисциплины, которая там существует. У нас же подобная ситуация с далеко не полной регистрацией преступлений будет существовать до тех пор, пока главным критерием эффективности деятельности правоохранительных органов будут оставаться показатели раскрываемости преступлений. Сегодня правоохранители исходят из простого принципа: если все преступления будут регистрироваться, то у нас из-за нехватки кадрового состава возникнет ситуация коллапса с раскрываемостью преступлений.

Кроме того, у нас очень инертный народ. Не каждый человек, в отношении которого совершена, допустим, карманная кража, пойдет в милицию, будет тратить на это свое время и силы. Существует определенное неверие людей и в возможность правосудия восстановить справедливость. Менталитет граждан – это тоже одна из причин, почему часть преступлений переходит в разряд латентных, то есть скрытых. Есть также случаи, когда преступления не регистрируются умышленно.

Эту ситуацию в корне надо менять. Необходим целый комплекс мероприятий, чтобы установить действительный уровень совершаемых преступлений. За границей, например, существует эффективная практика анонимных опросов граждан для выяснения, становились ли они жертвами преступлений, каких именно, за какой период времени. Опросы достаточно быстро и точно дают представление о криминальной обстановке. Этот опыт необходимо позаимствовать и нам.

– У нас такие опросы не проводятся?

– Конечно, проводятся отдельные опросы при изучении тех либо иных видов преступлений. Отчасти этим занимается наш Институт. Но тотальных опросов, под которые было бы отпущено серьезное финансирование, у нас в стране нет.

– Дайте оценку криминализации мелких краж. Это скорее позитивное или негативное явление?

– Однозначно ответить нельзя. С одной стороны, это была попытка защитить имущественные права граждан путем столь репрессивных мер, как уголовное наказание, а с другой стороны, криминализация мелких краж приводит к бешеной загрузке правоохранительных органов из-за огромного количества этих преступлений, которые далеко не всегда удастся раскрыть. По имеющимся данным, только одна из ста карманных краж раскрывается (именно из-за попытки их полной регистрации произошел рост преступности). Поэтому надо очень осторожно делать выводы, поскольку, как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад.

Интересно отметить, что один из методов предупреждения карманных краж – это переход на электронные карточные платежи. Такую карточку преступнику нужно не просто украсть, но и взломать ее код, что сделать гораздо сложнее. Проблема краж с переходом на такие карточки значительно снизится.

– С началом экономического кризиса распространилось мнение, что в Украине возможно повторение “криминального беспредела” в духе 1990-х гг. Как Вы считаете, “возвращение в 90-е” возможно?

– Я думаю, такого “криминального беспредела”, который ассоциируется, прежде всего, с общеуголовной преступностью, не произойдет. А вот рост экономической преступности вполне возможен. Это уже не те бандиты в малиновых пиджаках, которые занимались рэкетом. Чтобы “украсть миллион”, преступники действуют более консолидировано и законспирировано, происходит сращение преступности с органами власти, правоохранительными структурами. В условиях кризиса это намного страшнее, и ущерб от преступлений в кредитно-финансовой, инвестиционной, валютной, приватизационной сферах намного больше. Много ли известно случаев, когда такие преступления доходят до суда? Нет. Я думаю, что так называемый “криминальный беспредел” будет дальше трансформироваться из уличной преступности в экономическую. Поэтому сегодня логичнее говорить о “криминальном переделе” сферы материальных богатств страны.

– Какие преступления сейчас чаще всего совершают в Украине?

– Традиционно это преступления против собственности. Среди них кражи (в 2009 г. в Украине официально зарегистрировано более 175 тыс. краж), грабежи (более 27 тыс. случаев). За преступлениями против собственности идут преступления в сфере нелегального оборота наркотиков и насильственные преступления. Всего в Украине в 2009 г. было зарегистрировано 434 тыс. 678 преступлений.

– Можете обрисовать портрет типичного украинского преступника?

– Более 80% преступлений на сегодняшний день в Украине совершают безработные. Среди преступников традиционно гораздо больше мужчин, чем женщин. Хотя наблюдается тревожная тенденция: в орбиту криминала все чаще втягиваются женщины. Причем женщин, если они становятся на путь совершения преступлений, очень сложно вернуть назад к законопослушному образу жизни. Их затягивает в криминал гораздо интенсивнее и сильнее, чем мужчин. Основное количество преступлений совершают молодые люди в возрасте 18-25 лет. Это самый криминально активный возраст. Хотя наблюдается неблагоприятная тенденция и в преступности несовершеннолетних, в частности, рецидивной. Сегодня у каждого четвертого несовершеннолетнего преступника-рецидивиста в возрасте 14-15 лет уже есть минимум две судимости. Очень тревожная обстановка в этом плане в Харькове. Показатель рецидивной преступности несовершеннолетних за ряд минувших лет в нашем городе превышал общеукраинский.

– Что, на Ваш взгляд, нужно сделать, чтобы улучшить криминальную ситуацию?

– Традиционно мы представляем, что борьба с преступностью – это репрессивные методы, наказание. Однако, как сказал еще Монтескье, хороший законодатель заботится не столько о наказании за преступления, а сколько об их предупреждении. Из собственных исследований проблем рецидивной преступности могу отметить, что наличие у человека двух судимостей, а тем более с лишением свободы, – это, чаще всего, критическая отметка в его преступной биографии. Если человек не остановился после первого осуждения, то в дальнейшем эффективность каких-либо предупредительных мер значительно сокращается. Это свидетельствует о том, что весь арсенал мер в отношении предупреждения преступности следует применять до приобретения преступного опыта либо же, в крайнем случае, интенсивно включать человека в процесс социальной адаптации после отбывания наказания впервые. После второго осуждения речь идет, как правило, лишь о защите общества путем как можно более длительной изоляции преступника без особой надежды на его исправление.

Чтобы не допустить роста, допустим, рецидивной преступности, в Украине сегодня делается немало. Большая надежда в этом плане возлагается на новый курс социальной политики, в которой акцент смещен на социальную адаптацию лиц, отбывших наказание в виде лишения свободы. В этом плане, прежде всего, следует отметить работу Министерства социальной политики и труда. Изучив передовой опыт западных стран, в министерстве было создано отдельное Управление по делам бездомных граждан и лиц, освобожденных из мест лишения свободы, которое занимается, в частности, вопросами адаптации в обществе людей, отбывших лишение либо ограничение свободы за совершенное преступление. Таким образом, сегодня в Украине работа ведется по нескольким направлениям: решение жилищного вопроса для таких людей, обеспечение их работой, восстановление документов, бесплатное лечение. Однако здесь есть и проблема морально-этического порядка, ведь осужденные ставятся на один уровень с такими социально незащищенными слоями населения, как дети, инвалиды, старики, ветераны. Общество, как мы видим, проявляет гуманизм, однако не все, кому адресуется такая помощь, охотно ее пользуются. Далеко не каждый освободившийся из мест лишения свободы хочет работать и жить законопослушно. Но, как мне представляется, главное здесь то, что человек, который освободился из мест лишения свободы, не остается один на один со своими проблемами. Кроме того, государству в этом, безусловно, благородном деле могут помочь общественные и религиозные организации.

Во всяком случае, есть все основания утверждать, что в настоящее время по количеству мер социальной помощи, задекларированных в официальных украинских документах, врядли какая-либо европейская держава может превзойти Украину, не говоря уже о странах СНГ. Я уверена, что через несколько лет результаты проводимой социальной политики станут заметными. Количество рецидивных преступлений как раз и будет критерием ее эффективности. Вот это и есть мощное звено в механизме улучшения криминогенной обстановки в нашей стране.

– При министре внутренних дел Юрии Луценко дискутировался вопрос о том, чтобы разрешить гражданам носить травматического оружия? Как Вы считаете, стоит идти на такой шаг?

– Я думаю, наше общество еще не готово к этому шагу. Разрешение ношения гражданами травматического оружия может привести к нежелательным последствиям. Во-первых, надо уметь пользоваться таким оружием, а во-вторых, не каждый может в ситуации шока применить его.

– Есть данные, что преступность, связанная с нелегальным оборотом наркотиков, за период независимости выросла в шесть раз. Ситуация критическая. Будет ли она еще ухудшаться?

– Ситуация действительно критическая. Согласно системе мониторинга за распространением злоупотребления наркотическими веществами, разработанной МОЗ Украины, сегодня на территории страны проживает до 500 тыс. потребителей наркотиков. А по сведениям Европейского регионального бюро Всемирной организации здоровья, Украина находится на шестом месте среди 50 стран мира, где употребление алкоголя и наркотиков перестало быть сугубо медицинской или моральной проблемой, поскольку приобрело масштабы эпидемии, угрожающей всему населению. При этом постоянно увеличивается количество больных наркоманией и умерших от нее. Соответственно, в такой ситуации будет наблюдаться рост данной преступности. Не следует забывать и о сверхприбылях, которые приносит наркобизнес, что также является ведущей причиной роста наркотической преступности.

Хотя, надо отметить, что в 2009 г. впервые произошло снижение роста этой преступности на 9,5 % в Украине и более чем на 20% по Харьковской области. Это очень хороший показатель. Однако надо разобраться, возможно, часть преступлений просто перешла в разряд латентных (скрытых). О каком-либо кардинальном улучшении ситуации можно утверждать лишь тогда, когда на протяжении нескольких лет будет наблюдаться стабильное снижение уровня этой преступности. Тем не менее повторюсь, что при той наркотизации общества, которую мы наблюдаем, снижение количества преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, обнадеживает.

– Как вы оцениваете Харьков по уровню преступности среди городов Украины?

– У нас не все так плохо. По росту уровня преступности за 2009 г. Харьков находится на 22-м месте. Традиционно Восточная Украина занимала печально высокие позиции по уровню преступности. Сейчас же Харьков, наконец, выглядит достойно. Что касается пораженности населения преступлениями, то и здесь наш город выглядит достойно. Харьков на 10-м месте. Его опережают такие регионы, как Севастополь, Луганская, Донецкая области, Киев, АРК Крым, – это лидеры по уровню преступности в Украине. На их фоне такой мегаполис, как Харьков, – это оазис благополучия.

– Бывший министр внутренних дел Ю.Луценко заявлял, что процент раскрытия убийств в Украине дутый. Насколько проценты раскрытия преступлений, которые предоставляет милиция, соответствуют истине?

– Я думаю, что процент раскрытия убийств довольно правдивый. Традиционно насильственные преступления отличаются низкой латентностью, потому что скрыть факт причинения тяжких телесных повреждений или убийство не так просто. Поэтому эти цифры по раскрываемости приближены к реальным.

– Расскажите о разработках Вашего института.

– Наш институт существует 15 лет. Это структурное научное подразделение Национальной академии правовых наук Украины. Мы занимаемся фундаментальными и прикладными исследованиями, которые направлены на правовое сопровождение работы президента, Кабинета министров Украины, Верховной Рады, а также местных органов власти в области борьбы с преступностью. Мы принимаем непосредственное участие в разработке государственных и региональных программ борьбы с преступностью в целом или с отдельными проявлениями преступности. Кроме того, мы занимаемся научными экспертизами проектов законов и нормативных актов в области борьбы с преступностью, проводим научные форумы, подготавливаем научные кадры, публикуем сборник, посвященный проблемам противодействия преступности.

– Только 33-36% всех дел в Украине доходят до суда. Почему?

– Причина в том, что не всегда даже по зарегистрированным преступлениям устанавливаются виновные лица, не всегда их ловят. Некоторые дела прекращаются на стадии досудебного рассмотрения, когда для этого есть процессуальные основания, например, использование такого института, как примирение сторон. Именно по такому пути идут многие государства для того, что разгрузить судебную систему. Если люди могут примириться, то зачем плодить преступников. Естественно, речь идет не о тяжких или особо тяжких преступлениях. Кроме того, здесь возможны и прямые нарушения законности, когда дела прекращаются, потому что это кому-то выгодно.

– Ваше отношение к смертной казни. Стоит ли ее вводить в Украине за особо тяжкие преступления?

– Это спорный вопрос. В России как-то было проведено исследование, когда у людей, приговоренных к пожизненному лишению свободы, через год отбытия ими наказания спросили, как бы они отнеслись к отмене моратория на смертную казнь. 80% из них высказались за отмену моратория, ведь нет ничего более жестокого, чем отсутствие перспективы когда-либо выйти на свободу. Поэтому введение пожизненного заключения – это, на мой взгляд, обратная сторона жестокости общества по отношению к самим осужденным.

– В Украине наблюдается тенденция к гуманизации судебных приговоров…

– Такая тенденция, действительно, есть. Я думаю, общество должно быть снисходительным, если речь идет о первом случае нарушения уголовного закона (естественно, в пределах разумного). Тем более необходимо разгрузить пенитенциарную систему для того, чтобы меньше денег налогоплательщиков уходило на содержание заключенных. Сегодня совершенно очевидно, что надо вводить альтернативные виды наказаний. Однако в случае совершения рецидивных преступлений поблажек быть не должно.

– Украина подписала договор о реадмиссии с Евросоюзом, в связи с чем правые партии прогнозируют наплыв в Украину иммигрантов из стран Азии и Африки и рост этнической преступности. Как вы думаете, приведет ли наплыв иммигрантов к росту преступности в Украине?

– Безусловно, да. И тут надо принимать, на мой взгляд, самые жесткие меры по контролю за миграционными процессами, особенно в свете последних событий в России. Ведь не секрет, что Украина может стать перевалочной базой террористов. Не хочу показаться некосмополитическим человеком, однако, ну где вы видели украинские кварталы в каком-нибудь Тайвани? Я полагаю, что есть только две уважительные причины нахождения такого огромного числа иностранных граждан в Украине – это учеба и туризм.

– Есть такая фраза “Преступление – это нормальная реакция нормального человека на ненормальные условия жизни”. Согласны ли Вы с ней?

– В корне нет. О корректности этого вопроса, во всяком случае, о его этичности, я могу поспорить. Но давайте перейдем от абстрактных умозаключений к конкретике. Убийство родственника из-за жилплощади, которой у тебя нет, – это нормально? Нет. Кража пенсии у старухи из-за того, что у тебя нет работы, – это нормально? Нет. Распространять наркотики из-за того, что тебе надо погасить кредит банку, – это нормально? Нет. И данный логический ряд можно продолжать до бесконечности. Каждый из нас много раз оказывался в затруднительной ситуации, вызванной как раз нелегкими условиями жизни в нашей стране. Но разве мы стали преступниками? У человека всегда есть выбор. Я бы сместила акцент в этой сложной морально-этической проблеме вот на что: человек всегда должен знать, чем он рискует в своей жизни, замышляя совершить преступление. А это личная жизнь, благополучие, а главное – свобода, как физическая, так и нравственная. Ведь с этим фактом биографии ему придется жить до конца своих дней.

На сайті використано уривок з композиції angelo badalamenti

Офіційний веб-сайт © Науково-дослідний інститут вивчення проблем злочинності імені академіка В. В. Сташиса НАПрН України. 1995-2019

Усі права на матеріали, що розміщені на сайті www.ivpz.kh.ua, охороняються відповідно до законодавства України.

Науково-дослідний інститут вивчення проблем. https://ivpz.kh.ua